Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:37 

Сифилис капитализма. Как корпорация US Radium убила и оклеветала своих работниц

AlisaCat
Alisa
Утащено в ссылках у diana-lebedeva

В 1922 году Грейс Фрайар, банковский кассир, испугалась, когда ее зубы начали шататься и выпадать без всякой очевидной причины. Это было только начало ее бедствий: вскоре ее челюсть воспалилась и опухла, и она была вынуждена обратиться за медицинской помощью. Врачи сделали рентгеновские снимки с помощью примитивной установки. Снимки показали серьезное разрушение костей, с уникальной картиной. Челюстная кость Грейс была испещрена небольшими равномерно расположенными отверстиями; она была похожа на побитую молью ткань.

Пока врачи ломали головы над возможными причинами загадочной болезни Грейс, еще несколько похожих пациенток обратились за помощью. Все они проживали в родном штате Грейс — Нью-Джерси. Местный стоматолог, например, отмечал, что частота разложения челюстных костей среди местных женщин была загадочно высока. Вскоре была замеченa общая тенденция: все пациентки некоторое время работали на одну и ту же часовую компанию, на фабрике по окраске циферблатов.

Радиевый циферблат.


В 1902 году, за двадцать лет до болезни Грейс, изобретатель Вильям Дж. Хаммер привез из Парижа интересный сувенир. Известные ученые Мария и Пьер Кюри подарили ему образцы кристаллов солей радия. Радиоактивность в те времена была только-только открыта; свойства радиоактивных материалов и связанные с ними риски были неизучены. А сине-зеленое свечение и тепло, исходящие от радиевых кристаллов ясно говорили: это замечательный материал. Хаммер сделал смесь из своих радиевых образцов, клея и сульфида цинка, который светится в присутствии радиоактивных материалов. В результате получилась краска, которая светилась в темноте.

Во время Первой Мировой Войны US Radium Corporation использовала рецепт Хаммера для производства промышленной светящейся краски Undark. Этой краской покрывались циферблаты наручных часов американских пехотинцев, что позволяло им следить за временем в полной темноте. Корпорация также производила и продавала краску в мирных целях: для нанесения номеров на дома, для маркировки оптических прицелов, выключателей и кукол со светящимися глазами. Со временем опасность радия стала очевидна, но US Radium убедили общественность, что количество радия в их краске было «настолько невелико, что он абсолютно безвреден». Хотя это было действительно так в отношении продаваемых товаров, на фабрике, которая производила товары, дело обстояло иначе. Количество радия, с которым сталкивались ничего не подозревающие работницы, было очень большим.

Материал по теме: Отравления на фабрике «Треугольник»

Сотни женщин, включая Грейс Фрайар, работали на US Radium на фабрике в Оранже, Нью-Джерси. В те времена мало какая компания предлагала работу женщинам, и предлагаемое жалование было гораздо выше чем на других доступных местах. Поэтому ряды фабричных столов всегда были заполнены желающими заработать женщинами. Эти женщины наносили светящуюся краску на микроскопические цифры, они чертили тонкие светящиеся линии на стрелках и циферблатах ручных часов. В процессе использования рисовальные кисточки теряли необходимую форму; в этом случае женщины получали от менеджеров указания облизывать кисточки чтобы очистить их и придать им прежнюю форму. Сияющая краска была абсолютно безвкусна; руководство уверяло женщин, что розовые щеки — это единственное что им грозит в результате употребления внутрь нашпигованного радием пигмента. Кроме того, радий тогда усиленно рекламировали в качестве средства ото всех болезней; казалось бы — какие тут основания для беспокойства?

В отличие от работниц, ученые и владельцы корпорации US Radium были хорошо осведомлены о риске, связанном с радиоактивными материалами. Естественно, они приняли ряд мер чтобы защитить себя лично. Они знали, что главный компонент Undark приблизительно в миллион раз активнее урана, и работающие на производстве химики использовали просвинцованные экраны, маски и щипцы при работе с краской. US Radium даже распространяла брошюры, описывающие «вредные эффекты» радия, среди медицинских работников. Но в фабричном цеху, где практически каждая поверхность излучала радиоактивное сияние, вся эта информация скрывалась. Некоторые женщины даже красили ногти и зубы радиевой краской чтобы попугать своих парней в темноте.

В 1925 году, спустя три года после того как Грейс заболела, один из врачей предположил, что проблемы с ее челюстью могут быть связаны с ее прежней работой в US Radium. Но не успела Грейс как следует проверить эту теорию, как с ней связался специалист из Колумбийского Университета по имени Фредерик Флинн и предложил осмотреть ее. После осмотра Флинн и его «помощник» заявили, что здоровье Грейс как ни у кого прекрасно. Прошло много времени прежде чем выяснилось, что Флинн вовсе не был врачом, что у него не было разрешения на медицинскую практику, и что в реальности он был токсикологом, работающим на US Radium. Помощник Флинна, который присутствовал при осмотре и подтвердил его заявление о крепчайшем здоровье Грейс, оказался одним из вице-президентов US Radium. Оказалось, многие «художницы» Undark страдали от серьезных проблем с костями, особенно челюстными костями, и корпорация, узнав об этом, развернула кампанию по скрытию причины их болезни. Загадочные смерти списывались на сифилис в попытке очернить репутацию женщин, и большое количество врачей и дантистов поддерживали этот поток корпоративной дезинформации.

Тяжелый случай "радиевой челюсти".


В начале 1920х годов US Radium наняла профессора физиологии Гарвардского университета Сесила Дринкера для оценки условий работы на фабрике. Заключение Дринкера было ужасно: практически каждая работница была нездорова, формула крови была ненормальна буквально у всех, кто работал на фабрике. Компания подала заключение авторства Дринкера на рассмотрение Департамента Труда штата Нью-Джерси. Спустя некоторое время оказалось, что копия, поданная в Департамент Труда, была отредактирована: все описания нездоровых условий труда и отвратительного состояния здоровья работниц были заменены похвалами и фразами вроде «каждая девушка на фабрике находится в прекрасной форме». Хуже всего было то, что руководство US Radium проигнорировало все предложения улучшений, рекомендованные Дринкером в оригинале заключения. Ни одна из предложенных им для защиты здоровья работниц мер не была воплощена.

Поддельное заключение обнаружила коллега Дринкера, Элис Гамильтон, в 1925 году. Она написала Дринкеру письмо, посоветовав ему опубликовать оригинал заключения в научном журнале. Представители US Radium обрушились на Дринкера с обвинениями, угрожая привлечь его к суду, но Дринкер все равно опубликовал свое заключение. Среди прочего, Дринкер писал, что:

«Все образцы пыли собранные в разных участках цеха и со стульев не используемых работницами светились в темноте. Волосы, лица, руки, ладони, шеи, одежда, белье и даже корсеты работниц, которые наносят краску на циферблаты светились в темноте. Бедра и голени одной из девушек были покрыты люминесцентными пятнами. У другой вся спина до самой талии сияла… «

US Radium имела доступ к практически неограниченным средствам и большое количество юристов состояло на ее содержании, не говоря о неформальных связях в юридических кругах. Грейс Фрайар потратила почти два года на поиcки адвоката, который согласился бы пойти против ее бывших работодателей. Наконец, молодой адвокат из Нью-Арка, Реймонд Берри, взялся за дело и подал иск от имени Грейс в 1927 году. Вскоре дело пополнилось заявлениями еще четырех жертв радиевой краски, которые в свое время красили циферблаты. Каждая требовала $250,000 компенсации.

В разгаре судебной баталии некоему Джозефу П. Нефу, дантисту из Нью-Йорка, пришло в голову провести дополнительные исследования челюстных костей его умершей пациентки Амелии Маггиа. В последние месяцы жизни челюсть женщины разложилась настолько, что Неф был вынужден ампутировать ее. Официальной причиной смерти пациентки был назван сифилис, но Неф заподозрил другое. Он положил кость умершей на фотопластинку, после чего проявил эту фотопластинку. Увиденная на прoявленной пластинке картина показала «абсурдный» уровень радиоактивности. После этого Неф воспользовался электроскопом чтобы подтвердить свое заключение.

Цех покраски «Американского радия». Разумеется, излучения не видно.


Медленно тянулись недели и месяцы судебного рабирательства; здоровье женщин быстро приходило в упадок. Во время их первого появления в суде в январе 1928 года две женщины были прикованы к постели, и ни одна не могла поднять руки чтобы принять присягу. Грейс Фрайар, все еще «красивая» по мнению репортеров, была практически не в состоянии ходить, вынуждена была носить ортопедический корсет и потеряла все свои зубы. «Радиевые девушки» вскоре обрели общенациональную известность в газетах, и, наконец, описания их ужасного состояния достигли Марии Кюри в Париже. «Я бы очень хотела помочь, — сказала Кюри, — но, к сожалению, нет никакого способа разрушить радий, который уже попал в организм».

Женщины оказались не в состоянии присутствовать на следующем этапе разбирательства в апреле 1928 года. Несмотря на громкие протесты адвоката женщин, судья отложил дело до сентября, так как несколько свидетелей ответчика US Radium находились на каникулах в Европе, откуда их невозможно было вызвать. Уолтер Липпман, редактор влиятельной газеты New York World, так оценил решение судьи: «это просто издевательство над правосудием… нет никаких причин для такого долгого перерыва. Женщины умирают. Если есть дело, требующее немедленного рассмотрения, так это именно это дело, когда пять искалеченных женщин борются за несколько несчастных долларов, которые облегчат их последние дни на земле». Позже он написал в редакторской колонке: «Это абсолютно бессердечное решение. Оно жестокое, несправедливое и недостойное мужчины. Это не тот случай, когда требуется длительная процедурная тяжба. Это случай требующий прямого, простого и быстрого восстановления справедливости».

Отложенное разбирательство вызвало волну всенародного возмущения, и заседание перенесли на начало июня, но за несколько дней до начала суда Реймонд Берри и US Radium согласились уладить дело вне суда. Судья окружного суда Вильям Кларк был назначен вести переговоры. Хотя в процессе переговоров Берри и Радиевые Девушки узнали что судья Кларк является владельцем акций US Radium, им пришлось принять предложение US Radium. Их положение было совсем отчаянным; женщины могли умереть в любую минуту. Каждая женщина получала по 10,000 долларов (эквивалент 100,000 сегодняшних долларов); кроме того, все их медицинские и легальные (на юристов и суд — ред. ЛН) расходы должны были быть оплачены US Radium. Они также получали по 600 долларов годового дохода до конца жизни. Неудивительно, что компании не пришлось выплачивать этот годовой доход долго.

Последняя из Радиевых Девушек умерла в 1930х; множество других работниц фабрики умерли от радиевого отравления так и не добившись справедливости. Позже медицинские исследования показали, что радий, попадая в организм, ведет себя подобно кальцию: концентрируется в костях и зубах. Облизывая свои кисточки по указанию руководства, работницы поглощали от нескольких сотен до нескольких тысяч микрокюри радия в год. Сегодня максимально допустимая доза радиоактивного вещества составляет одну десятую микрокюри. Сама Мария Кюри умерла от вызванной радиоактивным облучением болезни в 1934 году. Так как период полураспада радия составляет 1600 лет, ее лабораторные журналы считаются слишком опасными чтобы к ним прикасаться даже сейчас. Радий продолжали использовать для окраски циферблатов часов вплоть до 1968 года, но в гораздо более безопасных условиях.

Источник:

@темы: Сетевое, Интересные факты, Женщины

URL
Комментарии
2015-04-27 в 15:22 

король чокопаек
а мизогинию придумали "злобные феминистки", дабы ущемлять в правах "настоящих мужчин" ))

2015-04-29 в 22:58 

Нечетный Воин
Ничего невозможного нет ("Общество мертвых поэтов")
Какие ужасные последствия жадности и подлости руководства той фирмы.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Обо всем понемногу. Пока так

главная