Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:12 

Что власть делает с мозгом

AlisaCat
Alisa
Если бы власть была лекарством, отпускаемым по рецепту, то у него был бы длинный список хорошо известных побочных эффектов. Власть может опьянять, развращать и даже убедить Генри Киссинджера в том, что он сексуально привлекательный. Но способна ли власть навредить головному мозгу?

Историк Генри Адамс выражался скорее фигурально, нежели научно, когда описывал власть как «своего рода опухоль, которая убивает у жертвы способность к сочувствию». Он был близок к тому, к чему пришел Дачер Келтнер, психолог Калифорнийского университета в Беркли после лабораторных и полевых опытов. В исследованиях, длившихся два десятилетия, он обнаружил, что субъекты, которые находились под влиянием власти, поступали так, будто они страдают от черепно-мозговой травмы: становились более импульсивными, более склонными к риску и, что самое главное, менее способными смотреть на вещи с точки зрения других людей.



Сухвиндер Обхи, невролог из Университета Макмастера в Онтарио, недавно описал нечто подобное. В отличие от Келтнера, изучающего поведение, Обхи исследует работу мозга. И когда Обхи поместил головы влиятельных и менее влиятельных людей под установку транскраниальной магнитной стимуляции, он обнаружил, что власть в действительности ухудшает специфический нейронный процесс, «зеркалирование» — а это, возможно, краеугольный камень сопереживания. Это нейрологическая основа тому, что Келтнер назвал «парадоксом власти»: как только мы обретаем власть, мы теряем некоторые способности, которые нам нужны для того, чтобы обрести ее.

Потеря таких способностей была продемонстрирована разными креативными способами. В исследовании, проведенном в 2006 году, участникам было предложено нарисовать букву «E» на своих лбах, чтобы другие люди могли на нее посмотреть. Это была задача, требующая взгляда на себя со стороны. Те, кто считался влиятельным, в 3 раза чаще рисовали букву «E» в правильном для себя направлении и в обратном для всех остальных (тут вспоминается Джордж Буш, который поднял американский флаг задом наперед во время Олимпийских игр 2008 года). Другие эксперименты показали, что влиятельные люди хуже справляются с определением того, что чувствуют люди, изображенные на рисунке, или как коллега может интерпретировать замечание.

Тот факт, что люди склонны имитировать мимику и жесты своего начальства, может усугубить эту проблему: подчиненные дают мало понятных намеков своим руководителям. Но, по словам Келтнера, важнее всего то, что влиятельные люди перестают подстраиваться под других. Если мы смеемся, когда другие смеются, или напрягаемся, когда другие напрягаются, это не просто помогает завоевать расположение окружающих. Это помогает вызвать те же чувства, которые испытывают другие, и понять, почему они возникают. Влиятельные люди «перестают имитировать действия других людей», — говорит Келтнер. Это приводит к тому, что он называет «дефицитом эмпатии».

Подражание — это более тонкий вид мимикрии, который полностью происходит в наших головах и бессознательно. Когда мы наблюдаем, как кто-то совершает какое-либо действие, часть мозга, которую мы используем, чтобы сделать то же самое, загорается в симпатической реакции. Это своего рода косвенный опыт. Именно этот процесс Обхи и его команда пытались активировать, когда их испытуемые смотрели видео о том, как чья-то рука сжимает резиновый мячик.

У обычных участников процесс подражания работал нормально: нейронные пути, которые они использовали, чтобы сжать мяч, резко активизировались. А что насчет группы влиятельных людей? У них он работал хуже.

Был ли нарушен зеркальный ответ? Скорее это было похоже на анестезию. Ни один из участников не обладал постоянной властью. Это были студенты, которых «накачали» установкой на то, что нужно быть сильными, напоминая им о моментах, когда они были над чем-то властны. Анестезия, по-видимому, проходила по мере того, как это ощущение пропадало – мозг участников не был поврежден после дня, проведенного в лаборатории. Но когда эффект продолжителен, – например, если аналитики Уолл-стрит квартал за кварталом воспевают величие CEO, совет директоров повышает ему зарплату, а Forbes хвалит его за то, что он «преуспевает и при этом творит добро», — могут начаться функциональные изменения мозга.

У меня возник вопрос, могут ли влиятельные люди перестать ставить себя на место других, но не утратить способность к сопереживанию. Обхи провел следующее исследование, которое может помочь ответить на этот вопрос. На этот раз испытуемым рассказали, что такое «зеркалирование», и предложили предпринять сознательные усилия, чтобы увеличить или уменьшить их реакцию. «Наши результаты, — писали он и его соавтор Кэтрин Наиш, – не показали никакой разницы». Усилия не помогли.

Это открытие удручает. Ведь мы считаем, что знание — сила. Но чем помогает знание о том, что власть лишает вас знания?



Но при этом похоже, что эти изменения не всегда вредны. Согласно исследованию, власть настраивает наш мозг на то, чтобы отсеивать второстепенную информацию. В большинстве ситуаций власть обеспечивает повышение эффективности. Но с социальной точки зрения она имеет неблагоприятный побочный эффект — притупление восприятия. Хоть это и не всегда плохо для возможностей влиятельных людей или для команд, которыми они управляют. Сьюзен Фиск, профессор психологии Принстонского университета, утверждает, что власть уменьшает потребность в тонком чтении людей, поскольку она дает нам в распоряжение ресурсы, которые нам прежде приходилось выпрашивать у других. Но, конечно, в современной организации сохранение контроля над ресурсами зависит от некоторой организационной поддержки. И в прессе мы встречем множество примеров высокомерия со стороны управленцев, что показывает: многие лидеры переходят черту и действуют непродуктивно.

Из-за отсутствия способности разглядеть индивидуальные черты людей они больше полагаются на стереотипы. И как показывают другие исследования, чем меньше они способны их разглядеть, тем больше они полагаются на свои личные представления. Джон Штумпф считал, что в Wells Fargo у каждого клиента должно быть восемь отдельных счетов. «Перекрёстные продажи, — говорил он Конгрессу, — означают углубление отношений».

Неужели ничего нельзя сделать?

И да, и нет. Трудно остановить влияние власти на ваш мозг. Куда проще – время от времени, по крайней мере, – перестать чувствовать себя влиятельным.

Поскольку власть влияет на то, как мы думаем, Келтнер напомнил мне, что дело не в должности, а в психическом состоянии. Согласно его экспериментам, если вспомнить время, когда вы не были влиятельным человеком, ваш мозг сможет вернуться к реальности.

Напоминание о раннем опыте бессилия, по-видимому, работает для некоторых людей – и если этот опыт достаточно жесткий, он может стать своего рода защитой. Невероятное исследование, опубликованное в The Journal of Finance в феврале прошлого года, показало, что руководители, в детстве пережившие стихийное бедствие, которое привело к многочисленным смертельным исходам, гораздо реже шли на риск, чем те, кто не переживал подобного опыта. (По словам Рагхавендра Рау, соавтора исследования и профессора Кембриджского университета, проблема заключается в том, что руководители, пережившие бедствия, которые не повлекли за собой смертельных последствий, были более склонны к риску).

valkiriarf

@темы: Сетевое, Психология

URL
Комментарии
2017-07-11 в 23:30 

green-STAR!
Птенец оленя
Ну, это многое объясняет. Но интересно, какая была выборка влиятельных людей? Как они пришли к власти? И только ли работа зеркальных нейронов притупляется, или каких-то других тоже. И что вообще происходит с чувствами и эмоциями у человека :hmm: В общем, спасибо за повод к размышлению!

2017-07-12 в 09:19 

AlisaCat
Alisa
URL
2017-07-14 в 04:38 

Какое-то прохладное исследование: временные эффекты вместо постоянных и студенты вместо политиков.
У последних, кстати, более очевидна обратная причинно-следственная связь - люди, которые страдают излишней эмпатией, к власти реже приходят и хуже себя там чувствуют.

2017-07-14 в 09:57 

AlisaCat
Alisa
4ert, для власти, я думаю, нужен хороший межличностный интеллект, но не только. У эмпатичных людей межличностный интеллект хороший, но во власти, их да, не много.

В сети обычно плоские довольно статейки. Серьезных исследований не встречала пока.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Обо всем понемногу. Пока так

главная